Previous Entry Share
Трудно быть блогом
agregato
Еще в феврале я обещал, что отрецензирую фильм Германа "Трудно быть богом", из-за чего на моей странице началось настоящее Сопротовление кровавому Агрегатычу, с лайками, ретвитами и низабудимнипрастишками. Все Как В Жизни, короче. Мне стало страшно и я таки публикую долгожданную рецензию. #АгрегатычЗассал.

Так получилось, что этот фильм я на пару со своим отцом посмотрел на широком экране, все три часа хронометража. И, надо сказать, фильм меня впечатлил.

А я люблю обмазываться несвежей кровищей и заниматься прогрессорством.

Это — огромный, монументальный памятник дерьму и грязи, в котором каждому элементу фекальной массы уделена масса внимания, и ни одна деталь, ни один огрызок, ошмёток или полупереваренный кусок такого же дерьма не упущен. От просмотра этого фильма просто выворачивает наизнанку. Возможно — да — это и задумано создателями. Книга Стругацких изобилует описанием средневековых ужасов, которые (что самое ужасное!) считались нормой, а омерзительные лица, манеры и пейзажи и составляют весь фильм.

Да. Все три часа на экране снуют жуткие рожи, которые жрут, плюют, блюют, ссут и срут и потом все это снова жрут. Все три долбанных часа. Великолепно подобранные актёры в замечательных декорациях все три часа занимаются бесцельным пожиранием собственных говн. Вызывает ли происходящее на экране ужас? Нет. Скорее омерзение. На экран противно смотреть. Именно противно. Это не натуралистичная сцена какой-нибудь чудовищной средневековой пытки, смотреть на которую страшно. Это не натуралистичная сцена рубки пехоты кавалерией, со стонами калек, умирающих на поле боя. Это огромный, качественно смонтированный трёхчасовой "Зелёный слоник".

Все внятные, осмысленные речи в фильме могут спокойно уместиться на клочке туалетной бумаги. Именно туалетной, ибо другую бумагу марать этим срамом было бы неправильно. Пресловутый "Зеленый слоник" в плане диалогов и сюжета одной своей сценой про "самый известный самолёт на тихоокеанком фронте" ставит фильм Германа далеко позади.

Дон Рэба — интриган, который в книге ловко обвёл Румату (да и всех землян) вокруг пальца и даже раскусил его — показан так же, как и все остальные. Лысый придурок, который, как и все остальные в этом фильме, жрет говно и блюет, ходит по уши в грязи, невнятно бормочет, бекает, мекает, кудахтает... В его канцелярии, где, по логике, должны проходить серьезные дела (он же главполицай, как-никак), точно такая же фекальная атмосфера. А когда Рэба показывает Румате конницу Святого Ордена, он показывает ее через забрызганное говном окно в нужнике. Всё по секретным документам, да.

А ведь, черт его дери, сцена с Рэбой в канцелярии могла и должна была бы стать одной из главных сцен фильма. Рэба — который боится и ненавидит Румату, и одновременно им восхищается. Эта сцена во многом перекликалась бы со сценой из "17 мгновений весны", где Мюллер сначала чуть не разоблачил Штирлица, а потом разоткровенничался перед ним. Могла бы. А по факту она представляла собой разговор бухого в говно Ярмольника с безумным, постоянно блюющим и улыбающимся придурком, который ссытся себе в штаны.

Кира, этот "луч света в темном царстве" в фильме при возвращении Руматы тут же хватает его, простите, за хер и бубенцы. Отлично раскрыли персонажа, да. И точно так же остальные. Все, все персонажи фильма, включая Ярмольника-Румату, вызывают одно лишь отвращение. И никакого — никакого! — намека на прогрессорскую деятельность.

Одной из самых сильных сцен книги, передающих дух отвращения, которое испытывает Румата ко всему этому миру, является сцена с доной Оканой. Приведу цитату:

"В конце коридора дона Окана внезапно остановилась, обхватила Румату за шею и с хриплым стоном, долженствующим означать прорвавшуюся страсть, впилась ему в губы. Румата перестал дышать. От феи остро несло смешанным ароматом немытого тела и эсторских духов. Губы у нее были горячие, мокрые и липкие от сладостей."

Чувствуете, да? Лично меня на этих строках аж передернуло и я начал искренне сочувствовать благородному дону Румате и понимать, почему он в итоге постыдно сбежал от Оканы.

"Святой Мика, почему они здесь во дворце никогда не моются? Ну и темперамент. Хоть бы дон Рэба пришел... Она тащила его молча, напористо, как муравей дохлую гусеницу. Чувствуя себя последним идиотом, Румата понес какую-то куртуазную чепуху о быстрых ножках и алых губках - дона Окана только похохатывала. Она втолкнула его в жарко натопленный будуар, действительно весь завешанный коврами, бросилась на огромную кровать и, разметавшись на подушках, стала глядеть на него влажными гиперстеничными глазами. Румата стоял как столб. В будуаре отчетливо пахло клопами".

Вот. Эти два маленьких фрагмента книги в плане создания средневековой атмосферы грязи и антисанитарии сделали больше, чем трехчасовая демонстрация дерьма в фильме Германа. В котором, кстати, доны Оканы и соответствующей сцены нет. И не надо говорить о том, что "в кино не получится передать запах немытого тела и липкие от сладостей губы". Закадровый голос Герман использовал не раз и не два, и здесь бы он пришелся очень даже кстати.

И что мы имеем в остатке? Фильм безусловно снят с душой. И — определенно — снят по книге. Но фильм получился совсем не о том, о чём написана книга, и вообще, непонятно, о чем. Зато отлично вписывается в канву современного российского синематографа.


  • 1
Как пишут в интернете "Тема говна раскрыта полностью"
У Стругацких как то вообще с экранизациями грустно.
Хотя... На мой вкус прекрасно снятая "Игра Эндера" тоже вызвала неоднозначные реакции.

Пора уже на Земле организовывать Прогрессорство.

:)))

  • 1
?

Log in

No account? Create an account